Конец начала, или Необычная роль ИТ в освоении космоса

Автор: Киви Берд
Опубликовано в журнале "Компьютерра" №41 от 2 ноября 2004 года.

Блестяще завершившийся в первых числах октября конкурс Ansari X Prize дал повод для множества воодушевленных прогнозов и просто красивых фраз относительно новой эры Человека Космического. Но наиболее, наверное, емкая формула, подытожившая произошедшее, — «это конец начала» — родилась у Грега Мариньяка (Gregg Maryniak), исполнительного директора «Фонда X Prize», где, собственно, и собрали $10 млн. для приза тем, кто первыми сумеет покинуть атмосферу Земли (подняться на высоту свыше 100 км) без государственной помощи.

Формула Мариньяка хороша многоплановостью своих смыслов. Понятно, что успешные суборбитальные полеты корабля SpaceShipOne, построенного сугубо частным образом, бесспорно подвели черту под конкурсом Ansari X Prize, а значит — и завершили первый этап освоения персональных коммерческих полетов в космос. Но на событие это можно ведь смотреть и значительно шире. Впервые человек добрался до космических высот принципиально иным, не зависимым от государства образом. И есть все основания трактовать это достижение как завершение начального, наиболее тяжкого периода космической эры, когда организация полетов за пределы Земли была под силу лишь самым мощным державам планеты.

Нас же во всей этой грандиозной истории интересуют лишь два сугубо конкретных аспекта. Прежде всего, ближайшие перспективы коммерческих космических полетов. И плюс к тому — какова здесь роль предпринимателей из инфотехнологической отрасли, поскольку выясняется, что и людей таких неожиданно много, и зависит от них очень многое.

Всем, наверное, сегодня уже известно, что компания Mojave Aerospace Ventures, профинансировавшая постройку корабля-чемпиона SpaceShipOne, принадлежит миллиардеру Полу Аллену, в свое время создавшему на паях с Биллом Гейтсом корпорацию Microsoft. Но мало кто, например, знает, что 10-миллионная премия Ansari X Prize за первый частный полет в космос получила свое имя в честь Анушех Ансари (Anousheh Ansari), одной из наиболее успешных женщин-предпринимательниц в истории инфотехнологий, сделавшей важный вклад в общий фонд космического приза. Инженер-электронщик иранского происхождения, Ансари в конце 1990-х годов весьма удачно продала свою компанию-стартап Telecom Technologies более крупной фирме Sonus Networks примерно за $440 млн. Часть этих денег она решила внести в фонд X Prize, присоединившись, таким образом, к и без того внушительному списку ИТ-знаменитостей, оказывающих финансовую поддержку частным космическим полетам. Для общего представления об этой когорте достаточно назвать хотя бы основателя Amazon.com Джефа Безоса (Jeff Bezos), основателя PayPal Элона Маска (Elon Musk) и главу id Software Джона Кармака (John Carmack).

Правда, деятельность некоторых из частно-космических предприятий, вроде Blue Origin Джефа Безоса, пока что окружена весьма плотной завесой секретности. На сайте этой фирмы www.blueorigin.com можно почерпнуть лишь информацию самого общего характера: «Компания разрабатывает летательные аппараты и технологии, которые со временем помогут обеспечить продолжительное пребывание человека в космосе. В настоящее время идет работа над созданием пилотируемой суборбитальной системы запуска, в которой особое внимание уделяется безопасности и низким эксплуатационным расходам». Сам Безос чрезвычайно редко высказывается на публике о своих космических амбициях, однако признает, что одержим идеей путешествий за пределы Земли. Причем в конечном счете он планирует и сам выбраться в космос.

О деятельности других компаний под патронажем ИТ-предпринимателей известно значительно больше. Например, фирма Джона Кармака Armadillo Aerospace была одной из тех, кто тоже собирался побороться за Ansari X Prize, однако тут работа пошла не так споро и удачно, как у команды Пола Аллена.

Еще один показательный пример — компания SpaceDev. Ветеран компьютерной индустрии Джим Бенсон (Jim Benson) продал свою софтверную фирму Compusearch в 1995 году и создал совершенно иного профиля предприятие SpaceDev, которое, среди прочего, изготовило и новаторский, работающий на основе резины и веселящего газа ракетный двигатель для знаменитого ныне корабля SpaceShipOne. Состояние же Бенсон сделал на разработке программного обеспечения для больших мэйнфреймов и предшественников ПК, именовавшихся мини-компьютерами. Продуктивно поработав в обеих областях, он находит много параллелей между развитием космических программ и эволюцией компьютерной индустрии. Бенсон считает, что в космической индустрии по сию пору доминирует тяжеловесный «мэйнфреймный» подход, а идеи, грубо говоря, небольших, более шустрых и дешевых писюков пока мало кем осознаются как более эффективные. Иначе говоря, сформировалась гигантская индустрия, крайне враждебно относящаяся к рискам и в силу давно сложившихся традиций опасающаяся, избегающая любых смелых инноваций. Поэтому, когда Бенсон создавал SpaceDev, то одну из своих главных целей он видел в привнесении подвижного «мини-компьютерного» менталитета в космическую индустрию.

Конечно, участие в громком проекте SpaceShipOne сделало фирму Бенсона знаменитой, однако разработка коммерческих реактивных двигателей — это лишь одна, быть может наиболее прибыльная на сегодняшний день сторона деятельности SpaceDev. Генеральные же планы здесь гораздо шире и амбициознее. Если формулировать их совсем кратко, то это поиски воды — «белого золота космоса». Между Землей и Марсом имеется пояс астероидов, поменьше масштабами, нежели более знаменитое аналогичное образование между Марсом и Юпитером. В ближнем к нам поясе, по предварительным оценкам ученых, около 20% могут составлять астероиды, содержащие под поверхностью массивы льда. Фирма Бенсона планирует отправлять в этот пояс астероидов флот небольших аппаратов-«рудокопов», которые будут садиться на поверхность и делать неглубокое — порядка метра — бурение для доступа к запасам льда. Зачем это нужно? Есть идеи сделать воду главным ракетным топливом для путешествий к Марсу. Тогда астероиды становятся своего рода заправочными станциями, где концентрацией солнечной энергии ледяные космические глыбы будут постепенно растапливаться, снабжая топливом космические корабли, получающие благодаря этому ощутимый ресурс для большей полезной нагрузки. Как шутит по этому поводу Бенсон, SpaceDev хочет стать «Standard Oil для космоса».

А вот другой амбициозный проект — компания Элона Маска SpaceX. После того, как онлайновый гигант eBay приобрел в 2002 году его фирму PayPal за $1,5 млрд., Маск собрал команду опытных аэрокосмических инженеров и создал SpaceX для разработки ракет-носителей, которые будут выводить спутники и другую полезную нагрузку в космос. В более же отдаленной перспективе, как надеется Маск, его компания вплотную займется и космическим туризмом — доставкой и размещением людей на земной орбите.

Космический туризм, как стало очевидно уже после первых успешных полетов SpaceShipOne, на сегодняшний день является самым мощным стимулом и источником финансирования для развития частной коммерческой космонавтики. До этих запусков конструктор SpaceShipOne Берт Рутан скромно предполагал, что сможет удерживать свой с Полом Алленом проект на плаву благодаря рано обозначившимся заказам на научные эксперименты со стороны DARPA и других правительственных организаций США. Однако вскоре на горизонте появился удачливый и просто-таки бурлящий энтузиазмом британский предприниматель Ричард Брэнсон (Richard Branson), купивший неэксклюзивную лицензию на конструкцию SpaceShipOne и заказавший Рутану изготовление сразу аж пяти космических кораблей повышенной, в сравнении с нынешней моделью, вместимости. Новообразованное предприятие Virgin Galactic, входящее в необъятную империю Брэнсона Virgin Group (музыкальный бизнес и магазины, кола и презервативы, водка и авиалинии) начнет, как планируется, уже в 2007 году отправлять всех желающих в кратковременный космический «прыжок» с несколькими минутами невесомости. Желающих — хоть отбавляй, уже сегодня тысячи, несмотря на довольно приличную — порядка $200 тысяч — стоимость аттракциона. (Впрочем, эта сумма не идет ни в какое сравнение с $20 млн., которые сейчас берут с эксцентричных богачей, желающих недельку пожить на Международной космической станции.)

Конечно, между полноценным орбитальным полетом вокруг Земли и нынешними краткими прыжками в космос, продемонстрированными SpaceShipOne, — дистанция огромного размера. По некоторым оценкам, очередной рубеж по стоимости освоения может обойтись примерно в сто раз дороже — другие ускорения, куда более значительная высота, другая термическая защита, тьма новых проблем. Но и спонсоры продолжения разработок уже наготове. Фондом X Prize, например, уже запланировано регулярное проведение соответствующего конкурса достижений частной космонавтики под рабочим названием «Кубок X Prize» или более высокопарно — «Космический Гранпри». Начиная с 2006 года это мероприятие будет ежегодно проходить в «Космопорте юго-западного региона» США, близ города Лас-Крусес, штат Нью-Мексико. Денежные призы для создателей частных космических кораблей со всего света планируется присуждать по нескольким категориям. Таким, к примеру, как самый быстрый цикл полета, максимально достигнутая высота, общее число пассажиров, поднятых в космос в течение десяти дней, и даже «самый крутой внешний вид корабля».

Одновременно приходят известия и о других похожих инициативах, направленных на стимулирование коммерческих космических проектов. Известный лас-вегасский магнат Роберт Бигелоу (Robert Bigelow), владелец сети отелей Budget Suites of America, объявил об учреждении приза в $50 млн. для создателей первого частного космического корабля, способного доставлять на земную орбиту не менее пяти человек. У Бигелоу здесь, можно сказать, имеется вполне определенный персональный интерес, поскольку он же является еще и владельцем компании Bigelow Aerospace, занятой созданием частной орбитальной космической станции. Такие станции планируется собирать на основе стандартизованных самодостаточных модулей, оснащенных системами жизнеобеспечения и каютами для проживания, стоимостью по $100 млн. Но запуск одного американского «Шаттла», как известно, обходится примерно в полмиллиарда долларов, или, грубо говоря, по $65 млн. на человека при семи членах экипажа. За полет на «Союзе» к МКС берут, как говорилось выше, $20 млн. Для будущего космического бизнеса Бигелоу такая стоимость доставки выглядят абсолютно нереалистично, поэтому помимо солидного приза он обещает победителю еще и контракт с Bigelow Aerospace на транспортировку пассажиров к и с орбитальных станций. И, конечно, не случайность, что в ближайших планах компании Mojave Aerospace Ventures, создавшей SpaceShipOne, уже прозвучало намерение построить пятиместный корабль для выхода на земную орбиту.

Ну а где же здесь место России, не менее важной космической державы на этой планете? Увы, тут, как обычно, с мозгами и талантами все в порядке, а вот денег не хватает катастрофически. Американские миллиардеры по вполне понятным причинам имеют склонность поддерживать национальные разработки (Бигелоу, например, особо оговорил, что его приз предназначен для компаний из США), а вот российские миллиардеры (которых теперь тоже пруд пруди) по преимуществу предпочитают покупать какие-нибудь драгоценные яйца или старинные замки во Франции, а не финансировать коммерческие космические разработки. И хотя наши конструкторы из КБ Мясищева тоже заявляли на конкурс X Prize вполне конкурентоспособный проект Cosmopolis-XXI, идейно весьма похожий на SpaceShipOne, денег под него в отчизне так и не нашлось.

Нельзя не упомянуть и масштабный проект под названием «компания Атлас Аэроспейс», запущенный в 1999 году с целью коммерческой подготовки космонавтов на базе Звездного городка. Тут, судя по всему, пытаются реализовать «мэйнфреймный», в терминологии Джима Бенсона, подход к космическому туризму. Насколько можно судить по сайту www.atlasaerospace.net, компания все так же делает ставку на чудаков, готовых платить «за билет» по $20 млн. («при регулярных полетах цена может снизиться до 10–15 млн. долларов»). Регулярные полеты туристов планируются не на МКС (партнерам по проекту не нравится присутствие случайных людей на научной станции), а на похожей конструкции альтернативную станцию-«отель» стоимостью около $100 млн. Авторы этого проекта полагают, что придумали «фантастически перспективное предложение для инвесторов, поскольку для строительства современной наземной гостиницы требуется $300–500 млн. и не менее двух-трех лет работ». А орбитальному отелю при стоимости одного билета 10 млн. долларов и четырех запусках в год (как мыслилось пару лет назад) потребуется всего пятнадцать месяцев, чтобы окупить все затраты. Казалось бы, ни одна обычная гостиница не может похвастаться такой рентабельностью. Однако инвесторов под проект, видать, так и не нашлось, поскольку последние упоминания о нем в прессе датированы 2002 годом.

Скорее всего, это означает конец так и не воплощенного начинания. Ведь ныне в мире космического туризма начинают доминировать явно иные, «писюковые» идеи. И трудно представить, что новый путь окажется менее эффективным.


<<Ink Link1
Все материалы номера
Не стучать, открыто >>